Если будет землетрясение

Людочка проснулась рано утром и, вспомнив, что сегодня воскресенье, с наслаждением перевернулась на другой бок. Муж посапывал рядом.

Людочка с надеждой подумала, что, хотя бы сегодня, сможет выспаться.

Проснулась от воя сирены «скорой помощи». Взглянула на часы: 08.15. Людочка начала считать про себя: один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать.

В дверь позвонили. С неохотой вылезая из-под одеяла, она натянула халат и отправилась открывать дверь.

Соседка – пожилая энергичная женщина, каких немало в нашей жизни, – критически осмотрев хозяйку квартиры и прихожую, затараторила:

— Ах, Людочка, вы случайно не знаете, к кому приезжала сейчас скорая? Я так волнуюсь: вдруг кто из знакомых. Вы не знаете? – И продолжила, не оставляя лазейки для ответа:

— Хотя, что я говорю, ах, боже мой, у вас такой сонный вид, будто вы только встали. Но, Людочка, как же можно, уже столько времени, вы всё проспите. Я, конечно, не смею вмешиваться, но вы поступаете очень неосмотрительно. Ну, что ж, извините за беспокойство.

C оскорблённым видом соседка удалилась.

Людочка вздохнула, закрыла дверь и побрела в ванную. Умылась, причесалась, переоделась и, немного подумав, взялась за уборку.

Около двенацати с трудом растолкала мужа, прибралась в спальне, пока он покряхтывал в ванной, приготовила завтрак. Муж развернул газету, закрываясь от внешнего мира, поглотил свою порцию, ушёл с газетой в комнату и развалился на диване.

Людочка включила горячую воду и, забыв включить холодную, отвлеклась на что-то за окном. Кран зафыркал, потом зарычал и отказался поставлять воду. Женщина кинула несчастный взгляд на кран и мысленно досчитала до 12. Не столько услышав, сколько почувствовав звонок, пошла открывать.

Соседка, как обычно, начала тараторить:

— Ах, Людочка, извините, что беспокою.  Вы представляете: мою я сейчас пол, как вдруг горячая вода кончилась. Что делать – ума не приложу. Наверное, я какую-то трубку зацепила. Может, Вовочка зайдёт ко мне посмотреть, а то ведь весь дом без горячей воды останется.

— Ну, что Вы, Тамара Евгеньевна, вряд ли это из-за Вас. Скоро включат воду, и Вы домоете пол, – выдавила из себя Людочка, когда ей предоставили такую возможность. – К тому же Вовочка сейчас…

— Нет-нет, я уверена, что это моя вина. Почему же ещё могли отключить воду? В моей квартире уже, наверное, потоп, все трубы прорвало. Вовочка непременно должен посмотреть.

Настырная соседка постепенно оттесняла хозяйку вглубь квартиры. Но тут Людочка собралась с силами и мягко, но настойчиво выпроводила пожилую даму. Возможно, она и согласилась бы отправить мужа к соседке, чтобы не накалять страсти, но никакой уверенности, что поднять мужа с дивана легче, чем выпроводить гостью, не было.

Людочка постояла минутку и, скинув оцепенение, вернулась на кухню. Вымыла посуду, почистила плиту: Вовочка вчера умудрился выкроить минутку и испачкать её. Само собой разумеется, он тут же решил исправить оплошность, но именно в эту минуту на глаза супругу попалась великолепная статья, отложить изучение которой было бы просто кощунственно.

Закончив возиться на кухне, молодая хозяйка решила пропылесосить ковёр над диваном мужа. Она смело включила пылесос, так как знала по опыту, что отвлечь милого от газеты, а тем более подняться с дивана может только сверхъестественная сила.

Под конец чистки пылесос начал барахлить. Дочистив ковёр, Людочка попросила мужа посмотреть и почистить это чудо техники и, дождавшись обычного: «Сейчас, милая», с чистой совестью стала разбирать пылесос.

За домашними хлопотами текли минуты, собираясь в часы. Подошло и прошло время обеда. Людочка всё крутилась, суетилась в усталой привычке.

Вечером, наконец, опустилась в кресло, взяла в руки корзинку с вязанием и подняла глаза на весёлый голубой экран. Минут через 15 видимость резко ухудшилась. Людочка закрыла глаза, откинулась на спинку кресла и начала счёт.

На этот раз соседка утверждала, что неделю назад она крутила телевизионную антенну и, наверное, сейчас это дошло до каких-то проводочков, телевизор показывает ужасно, и Вовочка непременно должен посмотреть, пока по её вине весь дом не остался без телепрограмм.

Людочка стойко выслушав версию соседки, предположила, что до телевизоров доходит быстрее, чем за неделю, что Тамара Евгеньевна совершенно не виновата в плохом изображении, и что Вовочка очень занят: чинит пылесос. А во время работы не любит, чтобы его отвлекали.

Закрыв дверь, Людочка едва успела выйти из прихожей, как снова позвонили.

— Людочка, Вы, пожалуйста, извините, что я побеспокоила по такому пустяку. У меня уже прекрасно всё показывает. Вы уж извините старуху, – и соседка кокетливо хохотнула, но, не дождавшись комплимента, продолжила уже более скупым тоном:

— Кстати, Вы, Людочка, говорили, что Вовочка пылесос чинит. Вы знаете, мой тоже что-то хандрил. Может, Вовочка посмотрит?
— Нет-нет, он сегодня очень занят, просто, ни минуты свободной.
— Ну да, ну да… Но завтра пусть обязательно посмотрит.

Последняя фраза была произнесена тоном, не терпящим возражений. Людочка вздохнула, в очередной раз закрыла дверь и, вернувшись в комнату, устроилась в кресле.

Молодая женщина никак не могла понять, каким образом попала в эту рутину, из которой возможности выбраться она не видела, и которая затягивает с каждым днём всё крепче.

Но ещё большую загадку представляло то, каким образом соседка за 12 секунд добегает до её двери, независимо от произошедшего. Наверное, если будет землетрясение, то через 12 секунд после последнего толчка придёт сообщить, что это по её вине произошло бедствие.

Мысли Людочки не отличались особой весёлостью и текли сами собой, когда в квартире погас свет. Не торопясь, Людочка отложила вязание, подошла к тумбочке, достала и зажгла две свечи: одну поставила у изголовья дивана, вторую взяла в руки и, не забывая считать до 12, устало побрела к двери.

Соседка не заставила себя ждать дольше обычного и в своей обычной манере сообщила, что только что возилась с плитой на кухне и полагает, что Вовочке необходимо взглянуть, иначе домочадцы останутся на неделю, а то и на месяц без света.

На этот раз виновница всех бед была особенно настырна. Людочке стоило неимоверных усилий, душевных и физических, чтобы объяснить ей, что свет дадут и без их вмешательства, что нужно лишь немного подождать; и отправить соседку домой.

«Надеюсь, свет дадут ночью,» – понадеялась Людочка.

Но свет дали раньше, и всё опять повторилось.

Окончательно потеряв веру в спокойный выходной, Людочка предупредила мужа, – хотя вряд ли в этом была необходимость, – что решила забраться в ванну. Как на зло, вода решительно отказывалась проходить. Судя по всему, засорились трубы. «Помоги, пожалуйста, милый,» – устало подумала женщина и занялась продуванием.

Позднее семейная чета поужинала. Вовочка клюнул жену в щёку, высказал неудовлетворение современными газетами и решение выписать ещё одну, и отправился в спальню, где супруга уже разобрала постель.

Покончив с последними хлопотами, молодая хозяйка присоединилась к мужу.

***
Утомлённая беспокойным днём, Людочка быстро заснула. Ей снилось землетрясение. Когда толчки прекратились, всё вокруг было разрушено. На развалинах их дома стояли только диван и входная дверь. На диване Вовочка читал новую газету.  Женщина начала считать: один, два, три… и зазвенел будильник.

Людочка потянулась, зевнула. Начинался новый день. Рука дотянулась до кнопки включения радиоприёмника: «Доброе утро, дорогие…» Радио замолчало.

«Один, два, три, четыре, пять, шесть…»

Жанна Юла © Ноябрь 1992 с небольшими правками август 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*