Только не растай!

Тёмным декабрьским вечером девочка не спеша топала домой. Не одна, конечно. Мама с папой крепко держали маленькие ручки.
Город был тёмный и мрачный. Окна нескромно выглядывали в темноту.
— Уже зима, — подумала девочка. – А я так давно не видела настоящую зиму.

Мама рассказывала, что когда малышка родилась, снег не таял на лету, а лежал сугробами. И было очень холодно. Потеплело только на один день, когда их с мамой выписывали из роддома.
Девочка любила, когда мама рассказывала про это время. Так увлекательно слушать про то, когда ты уже есть, но ещё почти ничего не помнишь. И как мама называет тебя маленькой радостью.
Смутно девочка помнила белые сугробы, неуклюжих, добрых снеговиков. Она повисла на руках взрослых, зажмурилась и представила покрытые белой пеленой тротуары. Родители засмеялись и пробежали несколько метров, чтобы прокатить дочку.
В голове промелькнула неприятная мысль:
— Тонкая пелена быстро растает и превратится в грязную жижу под ногами.
Девочка встала на ноги и представила заснеженные тротуары, дороги, машины, падающий новогодний снег. Много снега. Ещё больше снега. Столько, чтобы он точно не растаял.
***
Через неделю в городе пошёл снег.
— Только не растай! – просила девочка, глядя в окно. И снег послушно укутывал город своим одеялом.
Уже через пару дней девочка от души хохотала, валяясь с папой в снегу, кидаясь с ребятами снежками, выкапывая в сугробах тайные ходы. А как же весело оказалось откапывать из сугроба папину машину. В снегу на капоте получались отличные норки для зимних мышек.
Девочке казалось, что все жители города радуются вместе с ней. Поэтому, услышав на улице от ворчливого дяденьки, что «понавалило снегу, не пройти, не проехать» и ещё много не очень понятных слов, она так сильно удивилась, что не могла успокоиться до вечера.
Перед сном мама застала дочку плачущей в кроватке. Немного успокоившись, девочка согласилась рассказать, что же её так расстроило:
— Мамочка, я так виновата.
— В чём, родная моя?
— Я так хотела зиму, — настоящую, как ты рассказывала, — что она пришла. Я думала, все будут радоваться, а оказалось, для кого-то это плохо. Получается, что я виновата перед ними. Ведь ты говорила, что я твоя маленькая волшебница. Значит, это всё я виновата. – И девочка снова залилась слезами.
Мама, улыбаясь, некоторое время убаюкивала малышку, потом негромко произнесла:
— Родное моё сердечко, ты не можешь отвечать за плохое настроение каждого человека. В любое время года можно найти недовольных. Один не любит жару, другой — дождь и сырость, третий – снежные сугробы. Они просто выбрали для себя такую недовольную жизнь. Понимаешь? Одному человеку достаточно получить снежком по лбу, чтобы развеселиться, другому этого же достаточно, чтобы устроить трагедию. Радуйся тому, что тебя окружает, и вокруг всегда будут люди, которые умеют радоваться вместе с тобой.
— А как же этот дядя? – ещё всхлипывая, спросила девочка.
— Он тоже умеет радоваться, просто немного забыл, как это делается. Наверное, ему надо просто показать пример. Пойдём.
Мама взяла маленькую ладошку в свою и подвела дочь к окну. Они долго разглядывали из темноты детской сказочный заснеженный город, мерцающие новогодние огоньки на окнах домов, деревья в нарядных белых шубках.
— Мамочка, какая красота. Неужели кому-то это всё может не нравиться.
— Просто иногда люди забывают открывать глаза, малыш. И тогда им надо помочь заново научиться видеть, — почти шёпотом произнесла мама. И вдруг засмеялась:
— Например, как ты помогаешь мне, — и растрепала девочке волосы.
***
— Дорогая, ты снова мешаешь ребёнку спать, — назидательно сказал папа, когда дочь, наконец, уснула.
— Да, милый, снова я, — согласилась мама и кокетливо добавила:
— Раз уж я замечена на месте преступления, то, пожалуй, я помешаю спать кому-нибудь ещё…

Жанна Юла © 14 января 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*