Пока никто не видит

Жучка-Юла была одна. Состояние для нее, прям уж скажем, нечастое.

Но почему-то именно сегодня все разбежались по своим делам. И даже домовые пошли на сходку в соседнюю избушку то ли поделиться опытом, а то ли и поднабраться… в смысле, опыта.

Жучка-Юла любила такие дни. Можно было ничего не делать, никого не ублажать, ничего не изображать.

Она прошла мимо стола, окинула взглядом последствия нападения на него Ивана-Циркевича, ягнят и домовых за утренней трапезой.

Потом заметила разруху в прихожей, — результат активных сборов этой теплой маленькой компании.

Взялась было прибрать…

…но ведь все равно ближайшее время никто не зайдет. Успеется.

Мимоходом взглянула в зеркало. Оттуда на Жучку-Юлу смотрела взъерошенная уставшая девица.

«Хорошо, что никто не видит», — подумала она. И уже было собралась пойти дальше.

— Постой, — вдруг попросило ее отражение.

Надо сказать, что в избе-то у Юлы много всякого происходило, так что говорящее отражение далеко не самое удивительное из этого.

— Что случилось? — спросила Юла.

— Мне грустно, — пожаловалось отражение.

— Тебя кто-то обидел?

— Мне только что сказали, что меня нет.

— Не говори глупости…

— Но ведь ты же сама сказала, что все равно никто не видит. А ведь ты же на меня смотришь.

— Не путай меня. Я просто сказала: «хорошо, что меня никто не видит».

— А ты? Разве ты себя, то есть меня, не видишь? Или ты и есть этот самый никто, который ничего не видит?

— Успокойся, я тебя вижу, значит, ты есть.

— А я тебе нравлюсь? – плаксиво прошептало отражение.

Вот вопросик-то. Легко сказать «хорошо, что никто не видит» и отвернуться. А вот как признаться собственному отражению, что оно тебе не нравится? И как-то совсем уж не хочется признаваться себе, что действительно только что назвала себя никем…

Юла причесала и уложила волосы, привела в порядок лицо, переоделась, примерила улыбку пообворожительней и, наконец-то ответила:

— Да, ты мне нравишься! Жучка-Юла тобою довольна!

— А никто ушло? – уточнило отражение.

— Ушло, ему стало с нами неинтересно, — засмеялась Юла.

Она снова оглянулась вокруг. Обстановка никак не подходила к смеющейся красотке, глядящей на нее из зеркала.

А поскольку никто все равно уже ушло, то и не на кого было свалить, что он все равно ничего не видит.

Красотка-хохотушка сгорала от нетерпения оказаться в достойной ее обстановке. И вдруг вещи как-то сами стали складываться на свои места, завалы разбираться, полы намываться.

И вот она снова оказалась перед зеркалом.

— Спасибо тебе, отражение.

— За что? – невинно хлопая ресницами, уточнили из зеркала.

— За то, что помогло прогнать Никто, — улыбнулась Юла.

— Всегда пожалуйста, — подмигнуло ей отражение, — ты только следи, чтобы оно не вернулось.

— Я постараюсь. А если вдруг я его пропущу, то уж не забудь мне снова его показать.
— Не забуду, — заверило отражение, любуясь на улыбающуюся красотку в чистой, прибранной избе.

Жанна Юла © 2008

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*