Кабы я была царицей…

Жучка-Юла разглядывала модные журналы, то вздыхая, а то и причмокивая от возбуждения. Благородные дамы в ослепительных платьях с шикарными кавалерами заполнили все ее помыслы.

— Эх, вот кабы я царицей была, — размечталась Юла…
— Я бы наряды бы меняла бы каждый день…
— Я бы платья бы новые покупала бы, да одно краше другого…
— Я бы в самые изысканные туфельки бы свои ножки бы одевала…
— Я бы законодательницей бы мод была бы во всей Журландии…
— Я бы выступала бы да по-царски в нарядах своих, да высоко голову бы держала…

— Эх, а на самом-то деле, вот кабы мне хоть парочкой нарядов лишних разжиться… Да где ж их взять-то? Вот и средства в кошеле все по статьям расписаны, да на месяцы вперед.

Подошла Жучка-Юла к сундуку своему, разложила скромные платья свои, достала и праздничное, парадно-выходное. Перебирает их, гладит.
И спросила тут она себя:
— А чего бы мне хотелось, будь я платьем нарядным, а даже и простым если?
— А ведь хотелось бы мне, чтобы почаще доставали меня, гладили, на прогулки водили, мир посмотреть, да себя показать. Да чтобы хозяйка моя была веселой хохотушкой-болтушкой…

Долго так Юла свои наряды перебирала. Разделила их меж тем на три части.

1.Те, что вряд ли уж надеть-то захочется.
2.Те, в полезности которых не была она уверена.
3.И те, которые определенно еще ей пригодятся.

Вещички из первой группы собрала она аккуратно, поблагодарила за службу верную, да попросила их еще послужить добрым людям. На следующей седмице обещал ее купец знакомый навестить, с ним-то она и передаст вещички, чтобы не зря небо коптили, а пользу приносили. Купец-то места знает, где таким вещам всегда рады будут.
Наряды из последней группы разделила она еще на две группы: те, что только для торжественных посиделок подойдут, и те, которые подойдут для разных случаев.
Тем, что для торжественных посиделок, пообещала Жучка-Юла эти самые посиделки обеспечить, чтобы не залеживались они и оптимизму не порастеряли, сундуки согревая.
Ну, и напоследок собрала она вместе наряды, которые для разных случаев подойдут с теми, в полезности которых не была уверена.
— Ну-ка, ну-ка, о чем это я там размечталась-то?
— Я бы наряды бы меняла бы каждый день?
— А вот этим-то я и займусь, пожалуй. Возьму-ка я наряды свои, да и каждый день буду в новый наряжаться. Вот заодно и проверю те, в которых не уверена, а заодно и себя, ну, хоть на чутельку царицей-то и почувствую.

Сказано-сделано.
Стала Жучка-Юла стараться изо всех сил, да каждый день по-новому переодеваться. Иной раз так уж не хочется, уж больно вчера удобно было и практично…
Но нет, не дает себе дочка Бабки-Ежкина с выбранного пути сойти. Ну, уж для правдивости, если только пару раз сбилась. Постепенно научилась она, если и не весь наряд-то менять, так какую-то часть в нем, или украшение по-новому использовать. Вот уже и не через силу, а самой ей хочется хоть что-то да изменить в своем облике, не повторять день вчерашний один к одному.

Иногда, правда, мечталось ей, что вот бы еще хоть парочку нарядов все-таки добыть, вот уж расцвел бы тогда ее гардеробчик.

И тут вдруг чудеса разные происходить стали.
Наряды-то ведь, вниманием да заботой Жучкиной польщенные, по сарафанному-то радио слух пустили, что есть ведь девица, которая наряды по пыльным сундукам надолго не запирает, которая холит их, да лелеет, да на прогулки выводит, да каждый день-то наряд непохожий на вчерашний выбирает, да чтобы никому обидно не было.
И стали тогда наряды сами Жучку-Юлу искать, да мечтать к ней на житье-бытье перебраться.

И вот в один случай Баба-Яга собственной персоной в избушку дочкину нагрянула, да и не с пустыми руками, а с подарками. Нашла она тож у себя по сундукам нарядов всяких, да не простых, а волшебных. Тех, которые и приукрасят тебя завсегда и на любой случай к месту будут. Поблагодарила Юла матушку, когда ж с ней еще доброта такая приключится.
И вот уже чуть-чуть, но разнообразнее наряды-то Жучкины стали, уже и полегче стало на завтра планы строить.

Постепенно стало у Жучки-Юлы понимание появляться, в каких нарядах удобнее ей, какие красят, какие простят, а какие и вовсе не подходят.
Из последних снова она посылочку приготовила, пусть новых хозяев ищут.

А тут вот к Кикиморе в гости сговорилась она зайти, зельем ее фирменным угоститься, да косточки своим домочадцам-то пополоскать.
А Кикимора и говорит ей между делом:
— Хочешь, подруга, подарю тебе нарядов своих. Что-то от жизни спокойной подразрослась-то я во все сторонушки. Вот теперь жалею наряды-то свои недавние. Лежат они в сундуке, на волю просятся, а мне их одеть теперича нету ну никакой возможности.
Подумала Жучка слегка и говорит:
— А давай, доставай-ка ты свои наряды.
Кикимора предупреждает только:
— Я тебе сейчас покажу все, как подруге близкой, бери-выбирай, что душеньке угодно. Но только, чур, условие – только то бери, что и вправду носить станешь.

На том и разошлись.

Вернулась Жучка-Юла от Кикиморы довольная, глаза горят.
— Неужели же это я так сильно размечталась гардеробчик-то свой обновить, что прям все мне теперь помочь стараются.

А потом вдруг купец стал ей такие красоты привозить, что глаз не оторвать, смотришь – и видишь, что вот она вещь, ведь прямо-таки для меня скроена, да сшита. А тут как раз глядишь, недавно и монетка лишняя в дом заглянула, чтобы передохнуть, да дальше в странствие отправится. А с кем же ей может быть лучше попутешествовать, как не с купцом по заморским краям.

Вот уже и знакомые всякие стали внимание обращать, что всегда-то Жучка наша приодета, всегда в новом, да наряды день ото дня все краше становятся.

А веселая шутка превратилась в добрую сказку.

Жанна Юла © 2008

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*