Обойник

Жил-был маленький мальчик со славным именем Попышок.
— Где жил? – спросите.
Так в квартире и жил, в городе большом. С мамой и папой. А ещё у него была старшая сестрёнка Алика и целых два кота.
Хорошо они жили-поживали себе, как вдруг Попышок замечать стал, что будто бы живёт в квартире ещё кто-то. При такой толпе народу да живности вроде и непросто углядеть. Да вот то дверь скрипнет, а никто и не вошёл. То коты вдруг уставятся куда-то, будто стоит кто, а никого и нет. Странно это было Попышку.

Спрашивал он маму с папой, но взрослые не замечали никаких странностей, да и некогда им было странности-то замечать. Мама успокаивала только, чтобы не волновался сын по пустякам всяким, что и замок на двери крепкий, и засовы на окнах надёжные, мол, не заберётся никто.
Однажды ночью Попышку не спалось. Он лежал себе тихонько в кроватке, да темноту разглядывал. В темноте шкаф превращался в замок волшебный, лестница от спортивного уголка становилась дорогой в поднебесье…
И вдруг рядом с дверью в детскую что-то зашуршало. Замер малыш под одеялом, во все глаза в темноту вглядывается. А мимо кроватки шествует себе потихоньку какое-то чудушко лохматое. Попышок так удивился, что даже испугаться забыл. Вскочил да громким шёпотом не то спросил, не то выдохнул: «Ты кто?»
Тут правда чудушко это будто ветром сдуло, даже вроде как сквознячок лёгкий по лицу пробежал.
Долго ещё Попышок в темноту вглядывался, но так больше никто и не появился.
Наутро маме всё рассказал. Опять его успокаивать стали: «Не волнуйся, сон это был».
Решил тогда Попышок покараулить на следующую ночь, а потом и на следующую, и ещё на следующую. Да только вот как часто бывает: как начнёшь изо всех сил стараться не спать, так и засыпаешь сразу, да как сладко.
Попышок собрался уже было надежду потерять, как наступила ночь, когда таинственный шорох у двери раздался снова. Лохматая тень тихонько прошлёпала мимо кроватки.
Наученный прошлым опытом Попышок вскакивать не стал. Тихонечко выбрался из постели и прокрался за чудушком к окну.
Чудушко же бродит себе по комнате. То одна, то другая игрушка в руках окажется. Вот потопталось на месте, пошептало под нос что-то. Смотрит Попышок, а подмышкой у чудушка мячик пристроился. Тут гость необычный вдруг развернулся обратно, видать, идти. От неожиданности оба плюхнулись на пятые точечки, удивлённо разглядывая друг друга.
— Ты зачем мой мячик взял? – спросил Попышок, обретя дар речи.
— Низачем, -хоть и не сразу, но ответило чудушко недовольно.
— А ты кто вообще? – опять спросил мальчик, воодушевлённый не столько ответом, сколько его наличием.
— Кто, кто… ОбОйники мы.
— Кто-о-о-о?
— ОбОйники, вот непОнятливый, — говорил ночной гость неторопливо, тщательно проговаривая в словах все буквы О, иногда даже и лишние.
Попышок и правда чувствовал себя сильно непонятливым и снова спросил:
— А игрушки мои тебе зачем?
— Ох-хОх, любОпытный кОкОй, — проворчал Обойник. И то ли понял, что уж не отвяжется просто так, то ли ещё почему, но продолжил:
— Ты мячик свОй завтрать пОтеряешь,искать будешь, да переживать, вОт я и прибрал, чтОбы ты его пОтОм нОшёл.
Опять не понял ничего Попышок:
— Как же я его найти смогу, если ты его заберёшь?
— Как пОлОжу на виднОе местО, так сразу и нОйдёшь.
— Э-э-э… А где ты живёшь? – Попышок решил не углубляться в непонятки и расспросить побольше.
— Где, где… за ОбОями, яснО делО.
— Как это, за обоями?
— Так и за ОбОями, пО-нашему, пО-ОбОйнОму, — ворчания в голосе стало поменьше, а последнюю фразу Обойник произнёс и вовсе доверительно, — хОды я знаю.
Тут у Попышка растерянность вся потерялась куда-то. Вопросы вылетали сами по себе. На какие-то Обойник отвечал, на часть — только отварчивался.
Насколько Попышок смог разглядеть в не такой уж и тёмной городской ночи, разговаривал с ним маленький человечек, длинные густые волосы и борода делали его и впрямь похожим на лохматое чудушко. Одежду его толком разглядеть не удалось, и мальчик понадеялся завершить осмотр как-нибудь при свете дня, если случай представится.
Попышок узнал, что почти в каждой квартире живут обойники, потомки домовых. Стерегут жилище, мусор какой-то (это Попышок не очень понял) выносят, да потерянные вещи подбирают. Люди, как правило, не замечают соседей таких, «некОгда им», а коты видят. За обоями же у них целый мир заобойный. Не понял вот только мальчик, как же они туда попадают, обойники эти, а собеседник особо и не распространялся. Вещи же потерянные в кладовых заобойных хранятся. Посокрушался Обойник немного, что газеты сейчас перестали под обои наклеивать. Любил он почитать на досуге газеты подобойные.
— Слушай, — осенило вдруг Попышка, — а трактор-то мой тоже у тебя в кладовой хранится?
— ТрактОр? Нет, трактОр я не брал. Ты егО на даче зОбыл, кОгда с мамОй и папОй ездил. Как пОедешь снОва, там и нОйдёшь.
— А-а-а, а я уж его обыскался. Здорово, что ты меня успокоил. А как ты узнаёшь, когда вещь потерянную вернуть надо.
— Как, как… Знаю. КОгда вещь пОтерянная к хОзяину прОсится, Она петь нОчинает, да свет испускать, радуется, чтО вспОмнили О ней.
— А почему тогда так бывает, что ищешь что-то, а найти не можешь?
— А кОгда бывает так, значит, Обидели пОтеряху-тО, да не хОчет Она Обратно вОзвращаться, не пришлО время её, и не будет тебе ни света От неё, ни песни, ни радОсти.
Так много Попышку ещё узнать хотелось, как вдруг в родительской спальне зашуршали босые пятки по полу, тапочки в темноте разыскивая.
— Ты дОвай-ка спать иди лОжись, а тО мама твОя прОснулась, рОстрОиться ещё, чтО брОдишь пОсреди нОчи-тО.
— А ты придёшь ещё? Так ты рассказываешь интересно.
Обойник улыбнулся в бороду:
— Приду, приду. ХОрОший ты, дОбрый. А коль пОтеряешь чтО, пОкличь меня тихОнькО, пОдсОблю мОжет, или спОсОб кОкОй пОдскОжу, как с пОтеряхой твОей примириться.
Тапочки прошаркали из родительской спальни к кухне. Попышок пулей нырнул в постель, а Обойник неспешно подошёл к дверному косяку, пошептал что-то себе под нос и исчез.
Через пару минут заботливые руки расправили наспех натянутое одеяло, и тёплый мамин аромат какое-то время ещё витал над кроваткой, успокаивая и лаская.
Попышок долго ещё не мог уснуть. Хозяин заобойного мира бродил сейчас где-то по своим владениям, может быть, перебирал потерянные игрушки. Рука невольно потянулась к тому месту на стене, где обои были ободраны.
— Завтра приклею что-нибудь, — пообещал себе малыш, — Обойник вроде жаловался, что плохо ему, когда непорядок в доме, да стены неухоженные.
С этой мыслью он зевнул и сладко-сладко уснул.

Жанна Юла © 2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*